Никита Лаврецкий: «Мне кажется, сейчас самое время для такой революции. Безбюджетные фильмы могут ничем не уступать бюджетным»

Максім Карпіцкі (http://maksim-karpitski.blogspot.com/), спецыяльна для «Маладое кіно Беларусі»


Mikita_Lawretski

Максім Карпіцкі: Давай пачнем з таго, што зараз, калі ёсць лічбавыя камеры, амаль кожны спрабаваў зняць фільм, але ты пачаў і працягваеш ствараць фільмы. Чаму, адкуль такая упартасць, адкуль такое жаданне займацца кіно?

Мікіта Лаўрэцкі: Всё мое творчество, все, что я делаю, я делаю с самыми высокими намерениями, я пытаюсь создать что-то красивое. Я не вижу большой разницы в методах. Что ты имеешь в виду?

М.К.: Я меў на ўвазе, што многія здымаюць адзін фільм, часам неблагі, і на гэтым спыняюцца. Магчыма таму, што няма ніякага пракату, няма спадзявання, што Беларусьфільм скажа: «Вось ты такі цікавы, здымі для нас фільм». Цябе гэта не спыняе?

М.Л.: Я думаю, сейчас главное —  Интернет. Идеал, предел моих мечтаний — это народная любовь, скажем так. Мне кажется, что существует спрос, в 2015 году, в Республике Беларусь, на фильмы, которые показывают жизнь, как она есть здесь. Людям интересно посмотреть на самих себя. Очень мало кто снимает фильмы на эту тему. Не останавливает ли меня то, что нет каких-то финансовых перспектив? В общем, нет. Я считаю, что людям интересны мои работы. Может я без ложной скромности это говорю, но… Я даже не буду говорить именно о своих работах, просто слишком мало снимается, есть спрос на гораздо большее количество фильмов. Снимается может 50 работ в год, а нужно 500.

М.К.: Ты казаш пра попыт на беларускія фільмы, а як ты бачыш свайго гледача? Для каго ты здымаеш?

М.Л.: Я не знаю, для любого человека. Мне трудно сказать, что такому человеку понравятся мои фильмы, а такому нет. Ни для кого конкретно, можно сказать и что для самого себя. Я имею в виду, что единственное мерило, которому я могу доверять в том, что красиво, а что некрасиво, — это мой собственный вкус. Я не апеллирую такими категориями, что вот мне это не очень нравится, но кому-то, наверное, нравится. И ещё, если я говорю о красоте, то для меня есть три тождественных понятия: интересность, красота и хорошесть, скажем так. По сути для меня любой красивый фильм хороший, любой хороший фильм — интересный, любой интересный фильм — красивый. Исключений я не принимаю.

М.К.: Твой фільм, «Дзень народзінаў у Мінску» пакуль што самы вядомы, ён паехаў на фестываль у Браціславу, у хуткім часе будзе паказаны на фестывалі Cinema Perpetuum Mobile. Як ты думаеш, чаму менавіта гэты фільм меў такі поспех?

М.Л.: Наверное потому, что это первый фильм, который я снял в HD, по крайней мере, целиком в HD. Я думаю, что это его единственное преимущество перед другими. Он точно так же снят не гладко, и по содержанию наверное даже не самый мой интересный фильм. Такая простая история.

М.К.: Мне здаецца, што прычына можа быць яшчэ і ў тым, што гэты фільм не толькі распавядае гісторыю, якая сама па сабе сапраўды простая, але ловіць пэўны zeitgeist, дух часу. Гэты хлопец, які фактычна не ведае, што з сабой рабіць, і…

М.Л.: Ну да, я бы даже больше сказал… И не зря в названии присутствует Минск. Вообще, если вдруг что-то непонятно в моих фильмах, то от меня всегда есть весточка в названии. Смысл даже не в том, что парень не знает, что с собой делать, а в том, что у него нет точки опоры, настоящего дома. То есть, он уехал в другой город учиться, в Вильнюс, потом вернулся, там даже дважды поступал в ЕГУ и выбывал оттуда, и когда он вернулся в Минск, Минск его тоже не принимает. То есть, он говорит по сюжету, что думал, что его будет всё здесь ждать, но и здесь его никто не ждёт. По сути, фильм про то, как он чувствует своё отрешение от родного города. Есть момент, когда он смотрит на отель, построенный в Парке Горького и говорит стихами, пытается разглядеть прежний пейзаж, но не получается, то есть по сути он ностальгирует. Реальное, физическое воплощение того, что Минск меняется, здесь тоже есть.

М.К.: А як ты працуеш над сцэнарыем? Адкуль бярэш гісторыі, і калі ты здымаеш фільм, ці пакідаеш месца для акторскай імправізацыі?

М.Л.: Ну, хороший вопрос. Из разных мест. Что-то чисто моя фантазия, что-то очень близко к реальности. Вот, например, «День рождения в Минске» очень близок к реальности. Антон Шелег, актёр, который играет главную роль, действительно два раза поступал в ЕГУ и два раза оттуда, не здавая первую сессию, возвращался в Минск. Это послужило вдохновением. Насчёт актёрской импровизации, я для этого оставляю очень мало места. Я изначально так пишу диалоги, чтобы они звучали импровизированно, со словами-паразитами и так далее. У меня может быть в сценарии, что на одной странице  из двенадцати реплик восемь начинается со слова «ну». Например, «День рождения в Минске» по сравнению со сценарием не сильно изменился, может пару слов туда-сюда переставлено. Одной сцены не хватает, которая была в сценарии, немного по-другому было задумано. В целом, минимальные отличия от сценария.

М.К.: А як ты знайшоў гісторыю для фільма «To Ruth», чаму вырашыў зняць гэты фільм?

М.Л.: Это уникальный проект. Фильм тоже основан на реальных событиях, 90% фильма я снимал на основе блога. Содержание блога было о том, как чувак живёт в штате Нью-Джерси, он хикикомори, бывший военный, ему лет 25, и он одержим видео-блогершей с youtube. Я адаптировал его блог, довольно свободно, скажем так, там ведь объём был как полноценный роман. Я не помню, о чём думал, когда снимал, если честно, просто было интересно снять фильм про интернет. Получилось очень мрачно. Я помню, что когда снял, то подумал, что сотворил монстра, что нужно удалить.

М.К.: Гэта, напэўна, самы змрочны твой фільм.

М.Л.: Да, очень мрачный. Зато он набрал больше всего просмотров на youtube, 5000 где-то.

М.К.: У цябе ва ўсіх фільмах выразны underplay, стрыманая акторская ігра.

М.Л.: Мне кажется, что во многих фильмах слишком эмоциональная актёрская игра. Почти во всех фильмах, номинированных на Оскар, актёрская игра была нереалистичная. По мне, когда люди разговаривают, как мы с тобой сейчас, особых эмоций они не выражают, говорят с одной интонацией. Я не сказал бы, что актёрская игра в моих фильмах полностью выражает мой замысел, и что она всегда красиво и интересно смотрится, но по крайней мере то, как она смотрится, это не потому, что я недоглядел, а потому, что что-то в этом духе я хотел сделать. Вообще, лучше недоиграть, чем переиграть.

М.К.: У тваіх фільмах часта прысутнічае добрая доля гумару, але часам у мяне было ўражанне, што гледачы не заўсёды гледачы яго адразу счытваюць.

М.Л.: Юмор действительно присутствует. Я дважды был на публичных показах «Любовь каждый день», и оба раза люди нормально воспринимали, смеялись, когда я неловкие какие-то фразы говорил. Даже более того, всё это считывается через актёрскую игру, качество звука, видео. Даже то, что там лиц не видно, это, конечно, так задумано. Я могу про это подробнее рассказать.

М.К.: Давай.

М.Л.: Мне очень нравится, что там считывается юмор, конкретные эмоции персонажей, несмотря на то, что всё так снято лоу-файно и недоснято, скажем так. Я вообще не сторонник того, чтобы показывать лица крупным планом, потому что мне кажется, что когда люди разговаривают между собой или просто как-то общаются, особенно хорошо знакомые друг другу люди, они не воспринимают друг друга в понятии лиц или просто в каких-то физических ипостасях. Можно сказать, что когда два человека разговаривают, они больше воспринимают друг друга как какие-то интеллектуальные сущности. Мне кажется, что когда ты показываешь человека общим планом и он разговаривает, легче стать на его место, чем когда показываешь крупным планом, особенно снятым, когда лицо в фокусе, а всё остальное в расфокусе, это для меня очень уродливо выглядит. Как будто какая-то муха или камера наблюдения снимает человека. Мне кажется, люди сами себя так не воспринимают. Нужно снимать фильмы, по крайней мере я стараюсь по возможности снимать фильмы от первого лица, в широком смысле. Если отвечать на вопрос о юморе, юмор, конечно, есть, я вообще не знаю хороших фильмов, где нет юмора. Везде есть юмор, во всём. Но ещё, в «To Ruth», и в фильме «День рождения в Минске», например, есть одна общая черта: несмотря на то, что главные герои жалкие, я не пытаюсь к ним подойти снисходительно. В этом тоже один из главных моих идеалов — снимать фильмы без иронии. Когда я рассматриваю иронию, сейчас даже термин такой есть — пост-ироничное кино, я считаю, что есть сейчас такая тенденция, что нужно снимать фильмы, не использующие драматическую иронию. Драматическая ирония — это когда у зрителя есть больше информации о персонажах, о действиях в фильме, чем у самих персонажей. Вот идёт персонаж. Можно снять так: видим обрыв и сбоку снятый персонаж, он не видит обрыв, идёт и падает. Все смеются, потому что мы умнее чем персонаж, мы же знали, что будет обрыв, а он, дурачок, упал. Ну а в пост-ироническом кино эту сцену нужно снимать так, что вот ты идёшь вместе с персонажем, то есть ты не видишь, что впереди обрыв, и для тебя падение с обрыва — это неожиданность, как и для персонажа. Если возвращаться к «To Ruth» и «День рождения в Минске», то я целиком и полностью пытался поставить себя на место этих персонажей. Поэтому, возможно, фильм «To Ruth» такой мрачный, потому что он снят и формально тоже от первого лица, там и мысли героя постоянно появляются на экране. Многие из них абсурдные, куча была смешных фразочек, которые я адаптировал из блога. В то же время я не показываю его как глупца. Важно, что эти персонажи по сути не глупые, я не пытаюсь высмеять их.

М.К.: Наконт таго, што ты сам узгадаў —  думак, што выводзяцца на экране тэкстам. У гэтым фільме, у «Даша и Алиса в настоящем времени» і ў іншых фільмах ёсць такі прыём, акрамя таго ты часта ўводзіш электронныя тэксты (хтосьці набірае тэкст у кам’ютэры, напрыклад). Чаму столькі тэкставай інфармацыі? Тым больш, што ўжываць экранны тэкст для перадачы думак даволі нетыпова.

М.Л.: Вот именно. Вообще, по сути это оригинальная идея, я не помню, где я такое видел и откуда я такое мог взять. Может быть, где-то и видел. А ты знаешь какие-то такие фильмы?

М.К.: Не ўзгадаю. Па сутнасці, гэта звычайна функцыя закадравага голасу.

М.Л.: Я всегда думал, так как я стремлюсь снимать от первого лица, то мысли персонажа — это важная вещь. Я когда-то попробовал озвучить мысли за кадром, но это звучит совсем непохоже на то, как думаешь их сам. Не так совершенно мысли воспринимаются самим собой.  И потом подумал, что если пустить текст на экране, то люди будут воспринимать его своим внутренним голосом, и это гораздо больше подходит. В общем, это идея, которой я горжусь, одна из немногих, которые я привнёс. В некоторых фильмах у меня на экране появляются целиком предложения. В «День рождения в Минске» я экспериментально подошёл к задаче, там мысли появляются по одному слову. Идею я взял на сайте, который позволяет читать книги с определённой скоростью, по одному слову на экране. Так можно читать гораздо быстрее. Я подумал, что это можно интересно развить. Это довольно технически сложно, и я до сих пор не уверен, как это там воспринимается.

М.К.: Яшчэ пра тэхніку. Калі ты паказваеш гутаркі людзей, яны паказаныя не толькі не буйным планам, але яшчэ і статычна. Ня тое, каб камера ў цябе не рухалася зусім, але статыка пераважае. Гэта свядомы выбар?

М.Л.: Есть две стороны этой медали: с одной стороны понятно, что на каком-то сенсуальном уровне желательно поинтереснее снимать (монтаж, движение, операторская работа), но с другой стороны так нужно делать только по необходимости. У меня маловато фантазии пока что, чтобы снять по-другому и чтобы это было лучше. Естественно, так легче снимать, а на сенсуальном уровне лучше снимать с движением, но для меня в первую очередь не сенсуальный уровень важнее, а интеллектуальный, то есть я думаю, насколько необходимо движение.

М.К.: І паколькі мы ўжо вызначыліся, што буйныя планы ты не любіш, то стандартная схема гутарковай сцэны на экране: паказваюцца па чарзе адзін персанаж, другі персанаж…

М.Л.: Я вообще тогда не понимаю, от чьего лица показывается сцена. Всё, что связано с мультиперспективой, — это немного не моё. Мне больше нравится показать атмосферу всего места, чтобы люди представили там себя. Вот если взять сцену в «Дне рождения в Минске», где сидят Витя и Егор на кухне и обсуждают, что там у тебя в квартире запах минский, а не вильнюсский. Почему там статика? Я чисто инуитивно чувствую, что такой кадр лучше передаёт атмосферу, когда ты сидишь на какой-нибудь кухне. Что ты сидишь внутри какой-то геометрической фигуры и слышишь голос своего собеседника, твоё внимание рассеяно, а не сфокусировано крупным планом на том, как ты кружку берёшь, крупным планом даётся лицо твоего собеседника. Но я не следую каким-то догмам, может в следующем фильме я буду наоборот крупным планом снимать. Лучше рассуждать не просто, какая моя техника, а какая она в конкретных фильмах. Вообще-то я всё-таки использую крупные планы, когда это планы point of view, то есть от первого лица. В «Любовь каждый день» весь фильм чёрно-белый, один есть кадр только цветной, когда персонажи выходят на балкон, и главный герой снимает свою подругу на камеру мобильного телефона в цветном изображении и её лицо довольно крупным планом показано. Это тоже кадр, которым я горжусь, я горжусь немногими своими кадрами. Задумка такая: весь фильм снят объективно, чёрно-белым, с точки зрения Бога чисто эстетически. Я оперирую таким понятием как точка зрения Бога, то есть это когда снято общим планом, статичной камерой. Это и есть, скажем так, объективная точка зрения Бога. Скажем, есть такой режиссёр Лав Диас, один из моих любимых, во многом я его копирую. Он в основном использует два типа кадров: статичные и общие, с точки зрения Бога, и субъективные, от первого лица. В фильме «Любовь каждый день», персонаж снимает свою девушку на камеру, чтобы показать, что они находятся в моменте, насколько красивая может быть жизнь от первого лица, показать богатство красок и жизни. Проконтрастировать этот субъективный богатый красками взгляд и объективный сухой статический взгляд. То есть, я закладываю в сценарии, что он её снимает на телефон. Но многие подумали, что имеется ввиду просто кадр от первого лица, потому что качество недостаточно низкое. Мне понравилось, что это воспринимается так двояко. В своём новом фильме, «Амерыкан бой», я тоже использовал такую технику, то есть снимал субъективные кадры, которые по качеству хуже, чем кадры, снятые на объективную камеру. Может показаться, что это found footage, но на самом деле это всего лишь взгляд персонажа. А в фильме «Любовь каждый день» было наоборот, это был found footage, но казалось, что это взгляд персонажа.

М.К.: Тут ёсць пэўная ўзаемасувязь. Калі проціпастаўляць кадры, знятыя аб’ектыўна, як позірк Бога, кадрам, знятым суб’ектыўна, дык суб’ектыўныя кадры мусяць быць недасканалыя. У тым сэнсе, што погляд Бога павінен бачыць больш і дакладней.

Lyubov_kazhdy_denAmerykan_Boy

М.Л.: Да, то есть в фильме «Амерыкан бой», который я снимал, в объективных кадрах лучше и звук, нет шумов, а в субъективных кадрах грязный звук и много шумов. На данный момент моя техника состоит из двух этих кадров в основном. Я не сказал бы, что я очень изобретательный режиссёр, вообще мне больше нравится сценарии писать. Когда я пишу сценарии, я получаю удовольствие, а когда снимаю фильмы, это для меня мучение.

М.К.: Ці думаў ты пра тое, каб зняць поўнаметражны фільм?

М.Л.: У меня есть несколько идей для полнометражного фильма. Но это не основное, что он должен быть полнометражным. Надеюсь, что будет получше снят.

М.К.: Што ты хочаш змяніць у сваёй творчасці у гэтым пакуль што гіпатэтычным праекце?

М.Л.: Основное, чего бы я хотел добиться, это разделение труда в своих проектах. Хотелось бы найти людей, которым нравятся мои фильмы и которым хотелось бы сотрудничать: оператора, звукооператора, продюсера, который бы организовывал всё. Потому что самому трудно это всё делать, нельзя даже сфокусироваться на режиссуре. Но, конечно я не могу так оправдываться, тем более, что в приниципе меня устраивает результат, учитывая, что я всё сам на себя беру. Но для более крупного проекта нужно разделение труда. У меня такое ощущение, что очень мало людей задействовано в кинопроцессе здесь, именно на безбюджетном уровне. Конечно, мне постоянно помогают люди, и я им благодарен, и на камеру я не на свою снимал в большинстве случаев, не говоря уже об актёрах. Но всё же хотелось бы найти творческих партнёров.  Я считаю, что сейчас снять красивый фильм может любой, не идя на компромисс со своими творческими амбициями. Мне кажется, что больше людей должно снимать красивые фильмы у себя дома, в спальне. Мне кажется сейчас самое время для такой революции. Безбюджетные фильмы могут ничем не уступать бюджетным. Я изо всех сил стараюсь следить, кто какие снимает фильмы. Я смотрел почти все беларуские фильмы, которые можно найти в интернете. Из них буквально единицы мне нравятся. Я не хочу сказать, что все фильмы плохие, но в восторг меня приводят немногие.

М.К.: Якія беларускія фільмы табе запомніліся?

М.Л.: Была такая короткометражка «Хореографическая карта Минска» Ольги Сосновской. Есть ещё девушка Катя Дорожкина, она сняла два фильма. Первый фильм мне особенно нравится — «Ambitious Untitled Project», снят на английском языке. Может он и не совершенен, но там очень хорошая атмосфера. Ещё мой знакомый Иван Ковшик, у него есть такой фильм, хотя может сам он и не позиционирует его как фильм, а просто как видео, — «Финский залив», про него и его девушку, там есть просто уникальные кадры, такие очень сложно найти. Этот фильм даже не учавствовал ни в каких фестивалях. Есть журнал 34mag, и там вчера был запощен репортаж про город Сморгонь с коротким документальным фильмом про стриптизёра, снятым в стилистике cinéma vérité. Это шедевр, такого в Беларуси никто не снимал в последнее время. Ещё хочу упомянуть, что самый популярный белорусский режиссер сейчас — это Семён Исаев, известный как Бродяга Фишай. Кто еще может похвастаться четырьмя полными метрами с сотнями тысячами просмотров? Конечно, жанр его специфичный, но я считаю, что эти фильмы не в меньшей степени «кино», чем другие. В них есть очень красивые моменты! И сам он забавный протагонист. В общем, Семён Исаев является первой иконой нового белорусского кино, и мне нравится его творчество.

Фільмы Мікіты Лаўрэцкага можна ўбачыць на яго канале на vimeo — https://vimeo.com/nikital

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s